Орудия Bofors L60— одни из лучших автоматических зениток Второй мировой войны в сегодняшнем выпуске «Морских легенд». Узнайте историю создания, принципы работы с установкой, специфику ТТХ и этапы модернизации во времени!

Они создавались, чтобы быть лучшими… Они встречали врага лицом к лицу… Они знали трагедии и победы… Благодаря мужеству тех, кто на них служил, они вошли в историю и по праву заслужили титул «Морские легенды»!

Американский линкор «Алабама», британский крейсер «Белфаст», польский эсминец «Блыскавица» — эти корабли совершенно не похожи друг на друга, но есть кое-что, их объединяющее.

Bofors L60 — одно из лучших автоматических зенитных орудий Второй мировой войны. Считается, что из этого 40-миллиметрового автомата было сбито больше самолётов, чем из всех остальных типов зенитных пушек вместе взятых.

  • Калибр: 40 мм
  • Масса ствола: 103 кг
  • Длина орудия: 56 калибров (2250 мм)
  • Принцип заряжания: кассетный (по 4 выстрела)
  • Скорострельность: 120 выстр./мин
  • Тип снаряда: преимущественно осколочно-фугасный
  • Масса снаряда: около 900 г
  • Максимальная досягаемость по высоте: 7160 м

Орудия размещались в одноствольных, спаренных, счетверённых и шестиствольных установках.

Это орудие было очень эффективным и для ПВО, и для стрельбы по надводным целям.

Первые «Бофорсы», которые Королевские ВМС приняли на вооружение, наводились вручную и по вертикали, и по горизонтали. У них была очень простая система прицеливания, и, опять-таки, всё зависело от наводчиков, от их выучки и способности точно управлять орудием и стрелять.

Особенность артиллерии Второй мировой войны заключается в том, что чем меньше снаряд, тем больше зависит именно от расчёта, от боевой слаженности расчёта.

Лёгкие орудия, орудия ПВО и, в частности, «Бофорс» — это, прежде всего, компонент тактико-технических характеристик самой установки артиллерийской и слаженности, обученности экипажа. А тем более в боевой обстановке, когда такой драйв стоит — не думаешь ни о чём, а надо быстрее или там развернуться, или быстрее зарядить снаряды, и идёт стрельба. Причём это всё на автомате, на автомате, никто не задумывается.

Когда моряки выходили из боя, они даже не могли вспомнить, что делали, а это всё достигалось тренировками, тренировками и тренировками…

Расчет орудия

Орудийный расчёт состоял из четырёх человек. Трое непосредственно на установке: горизонтальный наводчик, стрелок-наводчик и заряжающий. Четвёртый член расчёта приносил боеприпасы из погребов и загружал их в обоймы сбоку орудия.

L60 было разработано в нейтральной Швеции.

Металлургическая компания «Бофорс» начала производить пушки ещё в 70-х годах XIX века, затем ею несколько лет владел знаменитый Альфред Нобель, а после Первой мировой войны «Бофорс» активно сотрудничал с германским концерном Круппа.

В марте 1932 года прошли официальные испытания автоматической зенитной пушки L60, и модель стали предлагать заказчикам…

В 1933 году, ознакомившись с орудием, британские и американские военные инженеры были впечатлены — шведская зенитка была эффективнее, чем устаревшие английские «пом-помы» Виккерса, и обладала большей огневой мощью, чем американские «чикагские пианино».

Максимальная досягаемость по высоте у «Бофорса» была почти в два раза больше, чем у британской пушки, и, не сильно уступая «американцам» в скорострельности, шведское орудие имело вдвое больший вес снаряда.

Великобритания, США и ещё 10 стран приобрели лицензию на производство пушки, а к началу Второй мировой войны «Бофорс» экспортировал свои L60 в 18 стран мира на разных континентах, в частности в Данию, Грецию, Египет, Сиам, Австралию, Аргентину и многие другие.

Bofors L60 использовали не только союзники. Японцы захватили несколько британских установок в Сингапуре, и только слабость промышленности не позволила им наладить серийное производство.

В германском флоте начиная с 1939 года захваченные в Польше, Норвегии и Франции L60 обозначались как Flak 28. Их установили на подводные лодки, а также на крейсеры «Адмирал Хиппер» и «Принц Ойген». Однако шведские орудия не были идеальными и требовали модернизации… После 300 выстрелов ствол перегревался и требовал замены. Ствол охлаждался воздухом, поэтому от температуры окружающей среды зависело время, которое требовалось, чтобы он остыл.

Во время интенсивного боя происходит несколько сот, а иногда даже и несколько тысяч выстрелов, поэтому очень актуальным становится вопрос замены ствола. Поэтому для этих целей отрабатывается система замены орудий в боевой обстановке. На это тратились буквально секунды.

На корабельных зенитных установках механический привод приходил в негодность из-за солёной воды, его необходимо было заменить гидравлическим. Также для массового производства нужно было внести изменения в дизайн орудия.

Одной из главных проблем при использовании Bofors L60 была слишком большая зависимость от выучки и мастерства орудийного расчёта пушки. Задачей заряжающего было заряжать обоймы в орудие. Он поднимал их, подносил к орудию и бросал. После этого он хлопал стрелка-наводчика по каске, чтобы дать ему знать, что орудие заряжено.

Заряжать такую пушку было нелегко: боеприпасы доставали из ящика и подносили к орудию. Так как оно постоянно двигалось по кругу, подносящему приходилось бегать за ним с обоймой снарядов в руках, чтобы передать заряжающему.

Это позиция горизонтального наводчика орудия. Вращая эти ручки вперёд и назад, можно было поворачивать орудие в одну или другую сторону, чтобы следить за целью через сетку прицела впереди.

Сначала выстреливали трассирующий снаряд, а потом по нему брали упреждение для цели. После этого артиллерист, находящийся на другой стороне орудия, — стрелок-наводчик — мог выбрать нужный угол возвышения ствола.

Модернизация орудия

С течением времени орудие модернизировалось, и ручное наведение осталось в прошлом, а ему на смену пришёл гидравлический привод. Поэтому на орудии появились резервуары высокого давления и прочие необходимые вещи, которые ускоряли процесс горизонтальной и вертикальной наводки орудия на цель. Это место стрелка-наводчика. Он также являлся командиром орудия и отдавал приказы другим членам расчёта.

Например, он отдавал приказ заряжающему поставить орудие на предохранительный взвод, чтобы зарядить его. Когда орудие стояло на предохранителе, в автоподатчик можно было загрузить боеприпасы. Стрелок-наводчик также отвечал за наведение орудия на цель с помощью так называемого прицела «300 узлов», используя трассирующие заряды для корректировки огня.

Система прицеливания тоже изменилась: прицельная сетка уступила место зеркальному прицелу, который мы называем коллиматорный прицел. На кораблях малого водоизмещения прицеливание самостоятельно осуществляли наводчики зенитных орудий. Но на крейсерах, линкорах, авианосцах данные для стрельбы вырабатывали директора — специальные системы управления зенитным артиллерийским огнём, рассчитывавшие параметры прицеливания и централизованно передававшие сигналы на принимающие устройства орудий.

Информация о параметрах целей поступала от зенитных дальномеров, а затем и от орудийных радаров.

Приказ об открытии огня поступал непосредственно от командования. И тогда командир орудия сразу нажимал ногой спусковой рычаг.

Орудие продолжало стрелять до тех пор, пока стрелок держал рычаг нажатым, при условии что в магазине было достаточно боеприпасов. То есть ставилась огневая завеса, через которую пробиться отдельным самолётам или группе самолётов было практически невозможно, что мы и наблюдаем во время хроники: буквально стена огня в воздухе стоит, и какой-то там отдельный самолётик летит. Ну, вероятность маленькая, очень маленькая, чтобы самолёт пробился к конкретной цели, например, к авианосцу или к отдельно взятому кораблю.

Bofors L60 прекрасно зарекомендовало себя в ходе Второй мировой войны. Его логическим продолжением стало зенитное орудие Bofors L70. На войне большой фактор — это человеческий фактор. Человек может испугаться, может быть необученным, может какая-то внезапность… В результате борьба с тем, чтобы повысить живучесть, скорострельность и в тоже время минимизировать роль человеческого фактора, привела к разработке усовершенствованного Bofors L70, где роль человека стала минимальной по сравнению с тем, которые были на первых «Бофорсах», например, как на L60.

Но на отдельных кораблях продолжали использовать L60. Так, в 1982 году во время англо-аргентинского конфликта за Фолклендские острова британцы сбили из такого «Бофорса», установленного на корабле, реактивный самолёт! Даже когда в середине 70-х годов прошлого века на смену артиллерии пришли ракетные системы, «Бофорсы» остались на службе.

Причём не только модернизированные L70 — на тяжеловооружённых американских самолётах огневой поддержки сил спецназначения «Эй-Си 130 Ганшип» и германских тральщиках можно встретить и «ветеранов» L60.